perchvoj (perchvoj) wrote,
perchvoj
perchvoj

Category:

Негласный воспитатель

«Две вещи наполняют душу всегда новым и всё
более сильным удивлением и благоговением, чем
чаще и продолжительнее мы размышляем о них
- это звездное небо надо мной и моральный закон
во мне»
Иммануил Кант

     Звёздное небо и моральный закон, о которых в 18-м веке «с удивлением и благоговением» размышлял Кант, действительно, играют в нашей жизни исключительную роль!
     Ведь что такое «звёздное небо»? Это часть объективно существующего, наблюдаемого и изучаемого нами внешнего мира; мира вне нас. С внешним миром (и звёздным небом!) мы неразрывно связаны и энергетически, и информационно. Ведь никто же не будет отрицать, что без энергетического воздействия солнца и звёзд возникновение и существование разумной жизни на нашей планете было бы невозможным. И никто, наверное, не усомнится в том, что без их (солнца и звёзд) информационного воздействия на умы и психику разумных обитателей планеты не сформировалось бы наше мировоззрение. Ведь если бы над нами вместо чарующего, полного информации и загадок звёздного неба было бы, например, небо с солнцем, но без луны и звёзд, то и мировоззрение наше было бы другим!

     Что же до морального закона, который, согласно Канту, заложен в нас изначально, то этот закон - часть нашего внутреннего мира. И имеется в нём подборка интуитивно понятных и бесспорных моральных предписаний (норм), которые рекомендуется в наших же интересах выполнять. Выполняя предписания - поступаете ХОРОШО, в противном случае - поступаете ПЛОХО.
     Вообще, хорошо, как все прекрасно знают, делать добро (а не зло)! А это, в частности, - не убивать, не лгать, не воровать…. И если обобщить, то хорошо «поступать с другими так, как хотел бы, чтобы поступали с тобой»!

     Поскольку моральные предписания можно выполнять или не выполнять, то налицо свобода выбора; развилка типа: налево пойдёшь, направо пойдёшь! Принял рекомендации морального закона – ХОРОШО; совесть твои действия одобрит. Не принял – ПЛОХО: ожидает тебя моральный дискомфорт – укол, упрёк, а то и угрызения совести!
     Так что, наша совесть нас контролирует и воспитывает? Ну да, воспитывает! Совесть в нашем внутреннем диалоге с собой – контролирующая сторона. И она не только включена в наши дела, но и участвует (на стороне добра) в согласовании принимаемых нами решений. И важно то, что она всегда с нами, всегда начеку! Мы постоянно находимся под её неусыпным, активным контролем и благодаря ей всегда понимаем, что такое хорошо и что такое плохо.
     Но кто она нам… наша совесть – друг или враг? Ну, конечно же, преданнейший друг, стремящийся превратить нас в высоконравственную личность! И если мы таковой и являемся, то совесть воспримет это как должное, а не являемся – попробует перевоспитать.
     И ещё! Особенность совести-воспитателя в том, что она нам родная! Это наш внутренний (в нас живущий!) воспитатель, знающий о нас всё. В том числе и истинные мотивы наших поступков! И именно поэтому её и не обманешь, и не перехитришь!
     Польстишь, например, человеку, которого не уважаешь, и совесть тебя осудит: «Ну, зачем ты фальшивишь?» И от её упрёка ты внутренне покраснеешь.
     Подаришь другу, невзирая на цену, вещь, о которой друг мечтал, и совесть тебя одобрит: «Я тобой горжусь!». И потеплеет у тебя на душе от её поддержки!

     А ещё знайте, что если перейдете Вы грань между нравственным и безнравственным, то совесть Вас обязательно осудит! Собираете Вы, скажем, в лесу ягоды или грибы, и совесть Вас не беспокоит, потому что в лесу всё существует для всех, и никакого криминала в Ваших действиях нет. Но если Вы отправитесь за яблоками в чужой сад, то совесть Вас тут же одёрнет: - «Ну что ты делаешь? Ведь это же не твоё!» Вы, конечно, можете проигнорировать её упрёк и продолжить рвать яблоки. Но она Вас в покое не оставит и… не только в саду, но и после него будет попрекать яблоками!
     Можно ли привыкнуть к упрёкам совести? Да, можно! Но… для этого нужно нравственно измениться и стать другим человеком; человеком, для которого кража яблок допустима. И тогда с позиции совести стали Вы человеком нечестным, ибо перешли грань между добром и злом! Оказались на стороне зла!
     Ну, а если не яблоки? Если Вы залезли в чужой карман? Или ограбили? Или и того хуже? Может ли смириться совесть с этим? Нет! Никогда! Она будет Вас грызть и мучить всю жизнь, и не даст ничего забыть. И не оставит Вас в покое! И если, проигнорировав её упрёки, не свернёте Вы с кривой дорожки, то нравственно изменитесь и станете человеком с ущербными понятиями о добре и зле…. А если к ней прислушаетесь, то изменитесь, перестроитесь и сможете под её руководством вернуться к нравственным нормам морального закона.

     Думаю, что очень многие, если не все, хоть однажды нарушали моральный закон. Было такое и в моём черниговском детстве. Жил я на ул. Куйбышева (ныне Магистратской) и лазил с хлопцами в сад райкома комсомола на нашей же улице за вишнями и яблоками. Говорили, что в саду есть сторож, но я его ни разу не видел. Сторожа мы, тем не менее, боялись, а вот сам факт воровства общественных ягод и фруктов меня не смущал, поскольку я не понимал, чей это сад; кто его хозяин.
       Считал поэтому, что общественное - значит общее. А общее – это для всех!

В детстве я чётко и навсегда усвоил, что брать чужое нельзя! Но вот, если у какой-нибудь вещи нет явного хозяина, значит, её взять можно. Найдёшь, скажем, на улице бесхозный бриллиант…, подними его, и он твой! Вот так я рассуждал. И на этом, в начале 1950-х годов чуть не обжёгся….

     А в названые годы я учился в младших классах черниговской мужской средней школы №3. Ну, да «мужской»! Так и было. Мальчики учились в мужских школах, а девочки - в женских! Такое было время! А времена в человеческой истории, как известно, не выбирают. Об этом ещё Цицерон сказал: «О времена! О нравы!» Так что тема эта не новая, и на ней я останавливаться не буду. А об остальном расскажу.

     В младших классах мы учились: читать, писать, считать, рисовать.... И уроки пения у нас были, и уроки физкультуры.... Были мы в равном положении, и время проводили вместе и заняты были общими делами. И всё это, конечно же, нас (одноклассников) сближало и превращало в друзей-приятелей. В нашем классе, например, училось не менее 30-ти ребят, и были они моими друзьями-приятелями.
      Но одноклассниками друзья-приятели не исчерпывались, потому что были ещё и однопартники, т.е. соседи по парте. И у меня был сосед по парте. Сидели с ним на 4-ой или 5-ой парте в ряду парт у стены. Я сидел справа и между мной и стеной был проход. А сближала нас не только общая парта, но и общая чернильница, в которую мы, перед тем как что-то написать, по очереди обмакивали перья наших перьевых ручек. Обмакнул перо – написал слово в тетради; обмакнул – написал.... Нормально вроде, но если наберёшь чернил с избытком, или перо плохое, то вместо слова получалась клякса!

     На уроках я слушал учительницу, следил за доской, переписывал её содержимое в тетрадь, сверял свои записи с записями соседа и успевал смотреть по сторонам. То же делал и он, и тоже сверял свои записи с моими.
     Были мы с ним середнячками, учились примерно одинаково и звёзд с неба не хватали. Но вот в физической активности я ему уступал. Он был подвижнее, проворнее, активнее и инициативнее. И ещё, как однажды выяснилось, он был ведущим! А я, соответственно, ведомым.
     А выяснилось это в запомнившейся мне на всю жизнь истории. Думаю, что аналогичные истории бывали в жизни каждого. И запоминаются они благодаря совести, которая ничего не даёт забыть. В моём случае совесть меня удержала, тормознула... и не позволила перейти черту!

     Итак, история. Началась она с того, что раза два или три сосед угощал меня невероятно вкусными вялеными бычками; не водящимися в реке Десне. Бычки - рыба морская, и возможно, поэтому я её ранее не пробовал.
     И вот сидим мы на уроках. Под партой у каждого по бычку, и мы их нетерпеливо чистим; снимаем шкурку перед тем, как съесть. Вдыхаем непередаваемый запах вяленой рыбы, и от нетерпения и предвкушения удовольствия слюнки текут.
     Чистим, в общем, бычков, и захватил нас этот процесс настолько, что нам не до уроков. Слушаем краем уха, о чём речь, и, если что-то надо писать - пишем. Написал, и опять за прерванное дело, т.е. за бычка. Чистим их и ни на что не реагируем; работаем с полной самоотдачей и усердием! А иначе было и нельзя, потому что бычки пересушили и наши ногти не справлялись с задачей. Нужно было поддеть ногтем шкурку и, уцепившись, отодрать её от тела бычка. Сделать это было невероятно трудно. Но когда бычок постепенно очищался и сразу же по частям отправлялся в рот на пережёвывание, а затем и на проглатывание, то блаженству нашему не было предела. Должен признаться, что с тех самых пор воспылал я любовью к бычкам, и не только к вяленым, но и к жареным; плавающим в подсолнечном масле на горячей сковороде! Такие я попробовал через много лет в Таганроге. Но... не буду отвлекаться!

     Прошло несколько дней, и столь понравившиеся мне бычки ушли из рациона, во всяком случае, моего. Но..., мне о них напомнили. И напомнил, конечно же, сосед. Бычки, как оказалось, продавались в гастрономе, в двух кварталах от школы, которая в те годы была на Валу. А гастроном располагался на улице, идущей от Вала в центр города.
     Бычки в гастрономе? Ну, это ж надо! И мой энергичный сосед зовёт меня на экскурсию в гастроном смотреть на бычков!
     Бежим в гастроном! Забегаем..., подбегаем к прилавку и разглядываем лежащих под стеклом бычков. Такими же, ну точно такими же(!) он угощал меня на уроках!
Сверху на бычках (на товаре) ещё и бумажка есть. А на ней - коряво написанная, но читаемая цена - несколько рублей с копейками. Но за какой вес надо заплатить эти деньги? Ищу глазами вес, но не нахожу. Впрочем, чего искать, если в кармане пусто.

     История с бычками на этом для меня закончились, а история в целом продолжилась. И через некоторое время однопартник делится со мной информацией: «Тут недалеко от школы в разрушенной во время войны части дома, в развалинах, есть ящики, а в них - бутылки с пивом. И они ничьи! И пока ещё есть!»
И предлагает пойти с ним за пивом.
     Мне бы сообразить, что ничейного пива не бывает. Но я не сообразил, был ещё глуп. Подумал, что если в развалинах - значит ничейное, т.е. общее. А если общее, то почему бы не взять?
    Пива я до этого не пробовал и вкуса его не знал. И надо ли оно мне - тоже не знал. Вопрос «А надо ли?» у меня вообще-то возник, но и ответ сразу же появился: «Надо! Ну и что, что не пробовал! Попробую! Оно же ничейное. НИЧЕЙНОЕ! Почему не взять?»
     Да, действительно: «Ничейное..., пожалуй, можно!» - решил я и согласился.

     Сказано, сделаем! Приняли мы такое решение на 1-ом уроке, а сразу после 2-го, на большой переменке (а это 20 минут), побежали за пивом. Дошли до места, и действительно, всё совпало с его рассказом. Спустились ступеней на десять по лестнице, шли по развалинам, лабиринтам и в каком-то подвальном помещении за дощатой перегородкой увидели ящики с бутылками. И был это, по-видимому, магазинный склад. Сегодня я понимаю, что эта дорога к складу моему напарнику была, конечно же, хорошо знакома.
     В общем, когда я увидел склад и ящики за перегородкой(!), атмосфера для меня сразу же стала нервной. Перегородка?! Какая перегородка? Что это значит?! Ящики разве не бесхозны?! Они за перегородкой! Шок!
     Но события меж тем разворачивались! И разворачивал их напарник. Он тоже нервничал, но держал себя в руках. И действовал. Подошёл к перегородке, взялся за одну из её досок, и вдруг выяснилось, что она подвижна!? Так он это знал!! Оказывается, верх доски держится на гвозде и вокруг него проворачивается! А гвоздь в нижней части доски вытаскивается, и доска сдвигается. А за ней для человека нашей комплекции открывается дорога в склад. Он быстро сдвинул доску, пролез в склад и почему-то(?) пригнулся. Затем молнией бросился к ближайшему ящику и вытащил из него (украл!) бутылку или две.
     И это меня потрясло! Но он ведь за бутылками сюда и шёл! А я? Я... тоже за ними шёл? Что я делаю?! Зачем я здесь? С тревогой жду продолжения.... Что будет дальше?!
     И тут он делает мне знак рукой! Давай, мол!
     Ну, началось! Левой рукой берусь за доску, сдвигаю её и пролезаю в склад. Ощутил ногами землю, но уже с той стороны. Осознал себя на запретной территории и тут же почувствовал..., что ноги отказали; не слушаются! Тело моё склонилось к ящикам, а ноги вросли в землю, и оторвать их не могу! Стою, раскачиваюсь к ящикам и от них, и ни с места! В общем, к ящикам я не побежал; струсил и бутылку не взял!
     Выбрались мы из-за перегородки (сначала я, а потом он) гораздо проворней, чем вошли в склад. Он вернул на место доску (т.е. дверь), и мы быстро убрались с места преступления. И только тут я отчётливо понял, что столкнулся с воровством....
Далее мы благополучно (незамеченными) выбрались наружу, он спрятал бутылки здесь же в развалинах, и мы побежали в школу. Бежали и по-воровски оглядывались по сторонам и назад. Не гонится ли кто? Помню, что в душе у меня сразу же поселился страх и стало тоскливо. Нет ничего хуже нечистой совести! Это я тогда понял чётко.
     И вопросы у меня сразу появились! А вдруг нас кто-нибудь видел и придёт за нами? А вдруг меня выследили и сегодня же заявятся домой? И что я скажу маме, тётям, дедушке с бабушкой? Препротивнейшее чувство, должен Всем сказать.
     Однако всё обошлось, и мы даже не опоздали на урок. В бутылках, как потом выяснилось, была минеральная вода. Нарзан, кажется. Сосед на следующий же день принёс бутылку и предложил отхлебнуть из горлышка. Но я отказался!
Не исключаю, что и вяленые бычки были из того же склада.

     Описал это приключение и задал себе (сегодняшнему) вопрос: “А смог бы я при другом раскладе и других обстоятельствах превратиться в вора?” Грань ведь очень тонкая. Ответить на 100%, что нет (вором не стал бы) - не могу. Перейти ту грань ребёнку с несформированными нравственными устоями, к сожалению, легко. А если обстоятельства “благоприятствуют”, то тем более легко.
     В общем, вывод прост: нет ничего хуже состояния морального дискомфорта. Оно угнетает и мешает жить. Недаром те, у кого совесть нечиста, помнят в подробностях свои моральные прегрешения всю жизнь. Совесть - она такая! Забыть прегрешения не даёт и не даст! Проштрафился? Ну, так мучайся! Ничем эту память из себя не выковыряешь!
     Кстати о Канте. Он, по свидетельствам современников, отличался высокой нравственностью, следовал на практике своим нравственным убеждениям и прожил (возможно, и благодаря этому) почти 80 лет.
     Должен ещё добавить, что сосед мой по школьной парте стал впоследствии благополучным, добропорядочным человеком и выправила линию его жизни совесть!

     А у Вас, уважаемые читатели, случались ли в жизни моральные проступки?
     Нет...? Никогда...?
     А согласовали ли Вы этот ответ со своей совестью?
Subscribe

  • С Днём Победы

    Я потерял на войне папу и трёх дядей. Не видел их живыми, не слышал их голосов, не говорил с ними... Война всего этого меня лишила! У погибших война…

  • Военное детство

    Моя предыстория. Истории жизни каждого человека предшествует предыстория. В частности, моя предыстория – это история моего появления на…

  • Первые каникулы

    В среду 25-го мая 1949-го года в черниговской школе №3 завершился очередной учебный год. И в ту же среду я окончил свой первый школьный класс, а…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments