Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

Правильный выбор

Потомки наследуют мир, созданный предшественниками, и стартуют в будущее, опираясь на их ЗНАНИЯ и УМЕНИЯ! Такова формула научно-технического прогресса, стартовавшего в Каменном веке и перенесшего НАС через все стадии развития науки и техники в современность с её научно-техническими достижениями.
Понятно, что всякое прошедшее время было когда-то «современностью» с передовыми для своего времени научно-техническими достижениями, определявшими быт, образ и уровень жизни людей.
Мои детские годы тоже были некогда «современностью». И наиболее продвинутыми техническими достижениями, повлиявшими в те годы на наш быт, считались устройства радиосвязи и телевизоры. Я явился в мир, в котором они уже были.
Устройства радиосвязи( = радиопередатчики и радиоприёмники) обеспечивали практически мгновенную (в условиях Земли) беспроводную связь. И неважно было их местонахождение. Для связи было достаточно, чтобы радиосигнал, излученный радиопередатчиком, достиг радиоприёмника и был им принят. Эти ценные возможности радиосвязи сразу же были по достоинству оценены и востребованы! Их долго ждали и восприняли как должные, как естественные, как само собой разумеющиеся! Потому что к нужному и полезному привыкаешь быстро.
В нашей семье был 3-х-диапазонный (ДВ, CВ и КВ) радиоприёмник, принимавший множество радиосигналов. Крутишь ручку настройки, переходишь от сигнала к сигналу и слушаешь, слушаешь и слушаешь звуки, голоса и музыку. Вместе с радиоприёмником, изменившим быт, в нашем жилище поселился весь Мир - планета звуков!
В 1950-х годах появились (пока в общественных местах) чёрно-белые телевизоры КВН-49 с заполненными водой увеличительными линзами перед экраном.
4 октября 1957-го года неожиданно запустили 1-ый спутник Земли. И впервые на Земле принимали сигналы из космоса: «… пи… пи… пи… »! И понятно было, что без радиосвязи со спутником этих сигналов бы не было. И вообще, без радиосвязи запуск спутника был бы бессмыслен! Ну, полетал бы, если бы полетал..., и что?
Меня, учившегося в то время в 10-м классе, всё это ошеломило… Фантастика! Ну, настоящая фантастика! Читал только что в журнале «Техника молодёжи» научно-фантастический роман И. Ефремова «Туманность Андромеды» о межзвёздных космических полётах в далёком будущем. В будущем, которое я не увижу. А тут оказывается, что вот оно -  будущее. Рядом! Будущее начинается сегодня!

К чему я рассказываю о радиосвязи? К тому, что рассказанное повлияло на мой выбор. Я из-за него выбрал радио и после окончания в 1958-ом году школы поступил в сарапульский электромеханический техникум (СЭМТ) на отделение радиоаппаратостроения. Захотел приобщиться к радиотехнике! Поступать в институт не рискнул из-за вступительного экзамена по английскому языку. И на физике боялся проколоться. А в СЭМТ эти экзамены не требовались, и я в него поступил! И попал в точку! И почувствовал себя в своей тарелке!
С превеликим удовольствием и душевным трепетом слушал лекции по радиотехнике, радиоприёмникам, радиопередатчикам, радиоизмерениям, телевидению …
А на радиомонтажной практике спаял, собрал и настроил радиолу «Урал 57».
И после этого, поняв, что это моё, включился и взялся за себя!
Из техникума попал в армию, в радиомастерскую батальона связи. На стрелковом полигоне собрал детекторный приёмник, чтобы быть ближе к Миру и слушать радионовости. Электроэнергии там не было, и пришлось соединения делать на скрутках.
Несколько раз просили отремонтировать бытовые радиоприёмники. Брался и получалось. Собрал несколько транзисторных приёмников.
На третьем году службы разрешили посещать курсы по подготовке к поступлению в ВУЗы. Посещал. Сдал на курсах выпускные экзамены, а после них - вступительные на радиотехнический факультет таганрогского радиотехнического института (ТРТИ).

Поступил в ТРТИ и окончил его с отличием. Отдохнул после защиты месяц и оформился по распределению в лабораторию предприятия на неинтересную, нетворческую, но… с достаточным количеством свободного времени работу.
Неинтересная работа – это плохо, а вот свободное время – хорошо и даже замечательно! На предприятии была ЭВМ, и на ней программисты решали задачи. Желающий решить задачу излагал её словесное и формульное решение программисту, а тот составлял программу в машинных кодах и решал. Ну а я, решив, что такое общение с ЭВМ неэффективно, научился программированию в машинных кодах и решал задачи без посредников. И не только свои задачи решал, а и тех, кто меня об этом просил.
В лаборатории занимались входным контролем, размещением и обслуживанием аппаратуры, поступающей извне. Дело это нужное, важное, ответственное, но… нетворческое! И это меня тяготило. Через некоторое время выяснилось, что нетворческий характер работы тяготил не только меня, но и начальника отдела. И этот энергичный начальник решил изменить существующее положение вещей. Каким образом? Простым. Озадачил инженеров творческой, но непрофильной для лаборатории задачей. Её решение могло бы изменить статус отдела, ну и начальника, конечно.
Решали задачу желающие, т.е. добровольцы; и среди прочих - я. Задачка попалась крутая. Вначале её пробовали решить все желающие, потом пылу и желающих поубавилось, а потом остался один желающий, т.е. я. Остался… и после некоторой усидчивости одолел ту задачу!
Доложил начальнику, и это вызвало некоторый переполох местного масштаба, закончившийся подачей заявки на изобретение и выдачей по ней авторского свидетельства. Кроме меня в заявке были соавторы, а у меня  то авторское было первым.
Решённая задача открывала перспективы, и даже диссертабельные; тему можно было использовать для диссертационного исследования. И я даже ездил с решённой задачей в стороннюю организацию. И доложился в ней, и нашёл там научного руководителя, который сказал, что потребуется эксперимент, и что лучше оформиться соискателем, и что надо будет приезжать в командировки.
А потом уволился по своим основаниям мой начальник отдела. А без него эксперимент и поездки в командировки повисли в воздухе, ибо служебной необходимости в них у меня не было.
В общем, всё сошло на нет, застопорилось и зачахло.
Поняв после этого случая, что ни интересной работы, ни карьерного роста в лаборатории у меня не будет, я уволился и ушёл на предприятие, занимающееся творческой с моей точки зрения работой - разработкой аппаратуры.

На новом предприятии попал я в сектор. А там решали задачки на ЭВМ. И мне предложили порешать. Я, конечно, согласился, но… надо было программировать на Алголе, который я не знал.
Пришлось осваивать. Попросил владеющего Алголом программиста, ввести меня в этот язык. И он ввёл. Рассказал о структуре программы, об описаниях переменных, об операторах цикла, условных операторах, процедурах… А в заключение дал для образца распечатку своей работающей программы, чтобы я по ней учился.
И я учился и разбирался. А дальше стал решать задачки. И на практических примерах освоил в достаточной мере Алгол.
И пошло-поехало; математическую модель разработал.
Потом мой сектор переформировали, и перевели меня в другой - с неинтересной работой. А потом в третий - с интересной. И вот в третьем секторе я остался и осел надолго.
В задании, которое я получил вначале работы, не было чётко очерченных границ, просто потому, что меня не хотели ограничивать. Нужно было изучить вопрос, осмотреться и предложить, если получится, нужный предприятию результат. В общем, почти по Маяковскому: «Твори, выдумывай, пробуй».
И стал я этим заниматься. Вначале разбирался в том, что оно и как; потом осваивался в том, в чём разобрался, а потом двинулся вперёд.
Работа пришлась по душе, я в неё врос, и, в конце концов, она стала моей колеёй. А через некоторое время появились результаты, изобретения и статьи… И вскоре стало очевидно, что тематика этих занятий диссертабельна; годится для написания диссертации.

И тогда я стал двигаться и в этом направлении; диссертационном. Стал соискателем, а потом аспирантом в организации, имевшей диссертационный совет. Занимался, конечно, и диссертацией. Написал её за несколько лет и ждал своей очереди.

Подошла очередь, допустили к защите, и стал я к ней готовиться. Подготовил текст выступления и дома, расхаживая возле развешенных и разложенных по всей комнате плакатов, выступал, поглядывая на секундомер.
Рассказ нужно было уложить в 20..25 мин. Но уложить не удавалось; получалось существенно больше и приходилось сокращаться. А сокращаться жалко, да и рискованно, ибо в этом случае, как мне представлялось, меня не очень-то и поймут.
Но…, как бы то ни было, сократился, отрепетировал выступление, заучил его и, чтобы уложиться в 25 мин, старался в устном рассказе не допускать вольностей, а всё строго по тексту. Но строго было довольно сложно, поскольку во время рассказа в голову лезли новые мысли по существу выступления и, это очень сбивало и тормозило.
Было и ещё одно обстоятельство, о котором нельзя не сказать. Дело в том, что совет, в котором предстояло защищаться, был докторский (21 доктор и 4 кандидата наук). Все члены совета - корифеи в своих областях знания. Многие из них - авторы учебников. И их совокупное знание охватывало с потрохами всё то, что я знал и всё то, что, с их точки зрения, обязан был знать. А это значило на практике, что любое неверно сказанное слово или фраза или нечёткая формулировка могли мне очень дорого обойтись. Замучили бы вопросами. Так что, нужно было быть очень осторожным: никакого свободомыслия. И говорить можно было только то, что знаю наверняка и в чём абсолютно уверен.

Защиту назначили на 10 часов 28 ноября (пятницу) 1986 г.
Я приехал примерно недели за две или три до назначенного срока. Остановился в ведомственной гостинице, в которой останавливался обычно по приезде в Москву. Стал готовиться к защите. Подготовка состояла в том, что нужно было ответить на замечания, имеющиеся в отзывах на авторефераты. Замечания порою были нелепыми, но отвечать все равно было нужно. Кроме того, привёз с собой много разных умных книг и читал их, для того чтобы ответить на возможные вопросы членов учёного совета. Может быть, это было не очень умно; попробуй, догадайся, какие вопросы могут задать 24 учёных мужа и одна учёная дама (именно такое соотношение мужей и дам было в совете). Но такой же линии поведения придерживаются, как известно, готовящиеся к экзамену. Если ещё учесть, что от результатов этого экзамена зависело в моей жизни очень многое, то думаю, что меня можно было извинить. Момент был исторически для меня очень уж поворотным, и я это отчётливо понимал.
Занимался подготовкой и иного рода. Такой, например. Старался качественнее кормиться; выпивал ежедневно стакан клюквенного соку или соку манго (они в то время стоили около рубля за стакан). Долго выбирал и купил в ЦУМе неброский, нейтральный, красивый, как мне казалось, галстук и кажется, рубашку.
Приближался ссудный день, и я вроде бы был готов к нему, но наверное, всё же волновался. Потому что накануне вечером лёг спать, но так всю ночь и не сомкнул глаз. То есть, лежал-то я с закрытыми глазами, но сон не шёл. Голова была полна какими-то мыслями; проигрывал в уме различные ситуации и сценарии предстоящей защиты. Проворочался всю ночь с боку на бок, и наступило серое влажное московское утро.  Побрился, привёл кое-как себя в порядок, кажется, что-то перекусил и пошёл к 8:30 на фирму.  К 9-ти надо было пройти проходную; раньше этого времени командировочных не пускали. Идти нужно было не более получаса, и я пошёл пешком. Иду, смотрю по сторонам, кругом люди снуют, и до меня им нет никакого дела. Каждый в своём мире и со своими заботами.

Прошёл проходную и зашёл к учёному секретарю. Юрий Николаевич уже на месте и спрашивает, в форме ли я. Ответил, что защищаться готов.
А дальше время закрутилось очень быстро. Нужно было подготовить помещение (актовый зал) к защите; проветрить его; нужно было развесить плакаты; подготовить магнитофон для записи всей процедуры; это, чтобы не пользоваться услугами стенографистки.
К 10 часам собрались члены учёного совета, руководитель моей темы, официальный оппонент, которого я прежде никогда не видел, представитель нашего предприятия и приглашённые. А приглашённые - это изъявившие желание присутствовать на защите представители тех организаций, в которые были разосланы авторефераты.
Всего собралось человек 35..40. Принесли несколько экземпляров моей диссертации и авторефератов, и желающие их просматривали. Некоторые рассматривали плакаты, а заодно и меня; другие просто беседовали, ибо встречались, по-видимому, редко, а тут представился удобный случай.
В зале для диссертанта (для меня) выделили отдельный стол, и я занял это место. Ждали председателя совета, а им по совместительству был директор фирмы. Наконец пришёл и он; вошёл и закрыл за собой дверь. Это был как бы знак к началу. Председатель открыл заседание. Рассказал о повестке дня. Первым вопросом в ней была моя защита.  Передал слово учёному секретарю. Секретарь представил меня, назвал мою тему и после слов председателя- “Слово для защиты предоставляется Вольфовскому Борису Наумовичу. Пожалуйста, Борис Наумович” пришёл мой черёд.
Доклад начинался со слов “Анализ современного состояния и тенденций развития…”.  Эти слова и всё остальное я знал наизусть и, прохаживаясь по улицам Москвы, рассказывал их себе, как таблицу умножения последние 2..3 недели ежедневно; утром и вечером.

Но когда я подошел к торцу стола, за которым сидели члены учёного совета, и хотел произнести первое слово, то с ужасом обнаружил, что слова куда-то исчезли, и языку моему делать во рту нечего, ибо слова из памяти не появлялись, и язык остался без работы! Эта ситуация была для меня совершенно неожиданной, для членов совета, разумеется, тоже. Я смотрел на них, лихорадочно пытаясь вспомнить начало доклада, они смотрели удивлённо и сочувственно на меня, и получилась хорошая немая сцена; как в “Ревизоре” у Гоголя. Пауза, похоже, затягивалась, потому что мне стали предлагать заглянуть в собственный автореферат, для того, чтобы из него извлечь начало доклада. Я произнес, что-то вроде: - “Нет, не надо.” И тут, к счастью, в моей памяти всплыло первое так необходимое мне, спасительное слово доклада: - “Анализ…” Произнёс слово “Анализ…” и сразу вспомнились и выстроились в нужной последовательности остальные заготовленные слова и обороты речи, и заготовленные паузы, и заготовленные модуляции голоса. Дальше мне оставалось только всё воспроизвести.
Я начал говорить и, по-видимому, сразу овладел собой; ходил около плакатов, иллюстрировал в нужных местах с их помощью рассказ; в нужных местах делал паузы или голосовые акценты. И рассказал всё, что хотел и  должен был рассказать. Доклад занял, кажется, 27 мин.
Потом пошли вопросы членов учёного совета. Вопросы разные: и простые и сложные. Серьёзный вопрос был связан с помехоустойчивостью, но к этому вопросу я был готов и любопытство члена учёного совета удовлетворил. В общем, удалось, взвешивая каждое слово, чтобы ‘не провалиться в пропасть”, что-то отвечать. Потом стали приставать с вопросами приглашённые. Поскольку они занимались сходной тематикой и решали аналогичные моим задачи на другой (конкурирующей) элементной базе, то вопросы были с подковыркой. Один, помню, сомневался в предложенных мною технических решениях и задавал множество соответствующих вопросов. Но вопросы были просты, и я отвечал на них до тех пор, пока спрашивающего не остановил председатель. В конце концов, на все вопросы я ответил.
Далее мне предложили сесть, и начались выступления членов учёного совета и желающих. Выступления были разные. Один из выступающих высказался по поводу моего ответа на один из вопросов в том смысле, что мой ответ удовлетворил его не полностью. "Но, добавил он, давайте признаемся себе в том, что и нам не известен правильный ответ на соответствующий вопрос". Другой выступающий высказался круче. Я скептически отношусь, сказал он, к возможностям предложенного диссертантом. Ведь мы уже не раз убеждались с Вами на других примерах, что хорошие на первый взгляд технические решения не выдерживали практической проверки. Но именно поэтому считаю необходимым поддержать и диссертанта и его работу, чтобы после практической апробации стали видны слабые места этого направления исследований. Это позволит нам двигаться дальше.
Выступил представитель нашего предприятия, мой руководитель, затем - официальный оппонент. Он, по сценарию защиты, должен был говорить о недостатках моей работы. Но особых недостатков им отмечено не было и более того, он сказал, что работа хорошо оформлена. Далее учёный секретарь зачитал отзывы ведущей организации, отзывы на авторефераты и акты внедрения результатов работы.
Потом мне снова предоставили слово - для ответа на замечания в авторефератах. Эти ответы у меня были приготовлены заранее, и все замечания я отбрил. Кроме того, я рассказал о возможном целесообразном направлении дальнейших исследований с учётом состоявшегося на защите обсуждения; в заключение поблагодарил всех выступивших за замечания и сказал, что всё это поможет мне в дальнейшем. Таков ритуал.
На этом, защита закончилась; всех посторонних попросили удалиться из зала, а члены совета остались голосовать. Выйдя, я посмотрел на часы; было 12 ч 35 мин. Меня поздравляли с успешной защитой, и я что-то бормотал в ответ. Голосование продлилось около получаса. Затем все вернулись в зал, и председатель зачитал протокол результатов тайного голосования. Объявил счёт: “За присуждение учёной степени к.т.н.” – 25 членов совета; “Против присуждения” – 0. Кажется, были аплодисменты, меня поздравляли с успешной защитой, а председатель совета (по должности) пожал руку. Я поблагодарил.
После защиты и окончания заседания привели в порядок актовый зал. Потом я забрал свои плакаты и почти сразу ушёл с фирмы. Такое ощущение бывает у студентов после успешной сдачи сессии. Зашёл в какую-то столовую и пообедал; дозвонился до тёщи, сообщил ей о результатах защиты и она меня поздравила. Вечером проводил на поезд нашего представителя и, кажется, что-то передал через него жене. Вернулся в гостиницу, лёг спать, и сон мой в ту ночь был крепок и сладок.
После защиты оставался в Москве ещё недели две; готовил документы для отправки в ВАК. А дело это долгое и кропотливое. Для меня оно осложнилось ещё и тем, что магнитофонная запись защиты не получилась, и пришлось стенограмму писать по памяти. Когда всё, связанное с оформлением документов, осталось позади, в середине декабря уехал домой. Через месяц – другой, не ожидая утверждения защиты в ВАКе, меня - ведущего инженера - перевели на должность старшего научного сотрудника. А после утверждения (весной 1987 г) увеличили оклад до 350 р.
Через пару лет стал получать 410 р, а получал в предыдущей должности - 190. В те годы оклад с.н.с. позволял довольно сносно существовать. Я и моя семья это сразу почувствовали.

О чём речь

«Из наблюдения над каплей воды
логически мыслящий ум может вывести
существование Атлантического океана
или Ниагарского водопада, не видев ни того,
ни другого и никогда о них не слышав»
Артур Конан Дойл

Вначале были звуки и жесты! А уж потом – слова, речь и речевое общение. И оно превратило нас в современное человечество. Без речевого общения МЫ остановились бы в развитии и… не выбились бы в ЛЮДИ.
Без речевого общения МЫ остались бы одним из неперспективных биологических видов, а с ним - превратились в современное человечество с его достижениями и проблемами! Вот Вам и речевое общение! Это ли не «волшебная палочка»? Это ли не сокровище, которым надо дорожить и которое надо изучать?
Так Его и изучают давно и глубоко в разных науках. Изучают вдоль и поперек. В такие глубины, в такие дебри забрались! Пожалуй, что ничего неизвестного и не осталось… Или осталось?... Конечно, осталось! Ведь знаем же, что «процесс познания бесконечен». И, значит, вопросов всегда больше, чем ответов. И чтобы уменьшить количество вопросов, один из них я задал себе. А чтобы уменьшить количество ответов - попробовал на свой же вопрос ответить.

Вот смотрите. Речевое общение – это наша жизнь, повседневность наша. Всегда и везде вы, если не спите и не в одиночестве, то слушаете…, а то и говорите... И слова, достигшие ваших ушей, и слова от вас исходящие – это речевые информационные сообщения. Вы ими обмениваетесь, чтобы получить достоверную, интересующую вас, информацию. Она важна, поскольку её знание или незнание влияет на принимаемые вами решения.
Но в словах, в речи, содержится не только интересная вам информация, но и информация, к которой вы равнодушны. Важной для вас смысловой нагрузки она не несёт, но зато в ней скрыта смысловая нагрузка второго (более глубокого) плана.
В словах, оказывается, отражены объективные реалии; реалии, в которых слова формировались. И слова рассказывают об этих реалиях, рассказывают о Мире, в котором были придуманы; рассказывают о Мире, в котором мы живём. Вот именно эта, скрытая от невнимательных глаз смысловая нагрузка, содержащаяся в словах, меня и заинтересовала. И мои вопросы, в связи с ней, можно сформулировать так: «А о чём, собственно, слова? О чём мы говорим? О чём речь?»
Приехали… да? И всё же…, всё же попробуем ответить. И начнём сначала; со слов.

Итак, слова! Их тысячелетиями придумывали всем миром, всем человечеством. Их всегда сочиняли и сочиняют творческие, склонные к сочинительству, люди. Таких, разумеется, много, и словарь - продукт коллективного творчества. Удачные вошедшие в обиход слова пополняют словари( = сборники слов); устаревшие слова заменяются новыми; а неудачные - отсеиваются.
Зарождающийся язык поначалу беден и содержит преимущественно конкретные существительные и глаголы. Развиваясь, язык обогащается, и количество слов в нём увеличивается. Пока язык жив – жив и его словарь; и он обновляется и пополняется.
В общении наших пращуров жестов было больше, чем слов. Гораздо больше! Почему? Потому, что слова ещё не придумали, а выразить мысль и накал страстей хотелось. Жестикуляция - настолько заразительная штука, что и сегодня многие ею пользуются. И даже в спокойном состоянии. М..да.

Но…, вернёмся к словам. О чём же пращуры говорили? О том, что воспринимали органы чувств. А воспринимали они, лежащую на поверхности конкретику.
Вот, например, глаза. Что они видели-воспринимали?
Соплеменников видели. Вон их сколько, и каждому придумали имя. У каждого - голова, руки, ноги, глаза, уши… другие органы. И всё это нужно было как-то назвать. И называли конкретными словами - существительными.
Ещё видели разных зверей, птиц, рыб, другую живность... Им тоже придумали имена - существительные.
Горы, камни, пещеры, моря, реки, деревья, плоды, ягоды, травы, коренья, еда разная – это ведь тоже имена существительные. Вода и огонь - тоже.
Ну, и что из всего этого? А то, что перечисленное и многое другое – суть объекты, занимающие часть пространства; т.е. пространственные объекты. И у каждого есть название.
Но пространственные объекты размещены в пространстве, и поэтому об ориентации в пространстве( = направо, ниже, дальше, глубже, где, куда… ) и о пространственных параметрах( = высота, объём, дистанция… ) тоже говорили и употребляли для этого, помимо перечисленных, множество разных слов.
Невозможно перечислить все слова (из словаря), связанные с пространством и пространственными объектами. Но определить принадлежит ли конкретное слово названному множеству слов можно следующим образом:
Если смысл слова невозможно объяснить вне пространства, то оно обозначает, либо связь с пространством, либо пространственный объект. Примеры таких слов: угол, пружина, тропинка, травинка, синий, шероховатый, высокий, лёгкий, влажный…
Иногда определить принадлежность слова сразу не удаётся. В этом случае, полезно перейти к родственным по смыслу словам. Например, слово «тяжесть». Связь его с пространственными объектами сразу неочевидна. Но если перейти к прилагательному «тяжёлый», то тотчас напрашивается словосочетание «тяжёлый объект».

Но что ещё видели пращуры? Движение - т.е. перемещение объектов с одного места на другое. Всё живое перемещалось: ходило, бегало, прыгало, летало, плавало… Текла( = перемещалась) вода. Форма пламени непрерывно менялась. Напор ветра приводил в движение объекты.
Но действие, движение, перемещение… – это процессы. И поскольку перемещение требует времени и заметить его можно только по истечении времени, - то это временные процессы.
Кстати, процессы бывают только временными, представить какие-то другие процессы, т.е. процессы вне времени невозможно!

А ещё пращуры ощущали и ощущения обозначали словами. И тут уместно напомнить, что наши (и не наши) органы чувств ощущают не мгновенно. Ощущения – это процессы, требующие времени, т.е. это тоже временные процессы. Таким образом, видеть, слышать, осязать, обонять и вкусить – суть временные процессы.
Для обозначения временных процессов используют глаголы. Все глаголы – временные процессы. Отмечу, что временные процессы описывают не только наличие, но и отсутствие движения( = стоять, лежать… ), поскольку в отсутствии движения нужно убедиться (т.е. нужно время). Поэтому, например, в словосочетании «стоит дом» глагол «стоит» - временной процесс.
Отглагольные существительные, т.е. существительные, образованные от глаголов, тоже описывают временные процессы. Примеры: сон, щелчок, бег, радость, игра, спор, дружба – это процессы.
Временные процессы (по аналогии с пространственными объектами) описываются словами, смысл которых невозможно объяснить вне времени. Примеры: спорт, горячо, кисло, когда, утро, закат, медленно, мороз, февраль, статика, пока…
Отмечу, что много слов, используются и для описания объектов, и для описания процессов. Например, наряду с «химическим» процессом, существует «химический» состав вещества( = объекта). «Интервалы» бывают пространственными и временными.

Мы начали с того, что пищу для словообразования пращурам доставляли органы чувств. И поскольку ничего, кроме, размещённых в пространстве объектов и, связанных с их движением, временных процессов, пращуры не ощущали, то первые их слова (и речь) были очень конкретны; без умствования! Они были, конечно, и примитивны, поскольку отражали примитивные представления древних носителей языка о Мире.
Со временем, ощущаемое органами чувств, осмысливалось и анализировалось, появились абстрактные понятия и речь обогатилась. И совершенно точно можно сказать, что слово «разбег», например, не говоря уже о слове «скорость» не были в речи древних первыми.

Но самое главное, однако, состоит в том, что и на заре развития человечества, и сегодня формальное содержание нашей речи составляют пространственные объекты и временные процессы. И ничего более! Почему? Потому что мы живём в таком Мире, в такой Вселенной! Во Вселенной, где есть пространство и время. И было бы странно, если бы они не повлияли на формирование нашей речи и в ней бы не отразились. И они, конечно же, повлияли, и, конечно же, отразились. И при скрупулёзном анализе их можно разглядеть и исследовать.

О науке

Любовь к науке - это любовь к правде,
поэтому честность является основной
добродетелью учёного.
(Неизвестный автор) http://aphorismos.ru/science/

В своих текстах я иногда напоминал интересующимся, что «прогрессу во всех без исключения(!) областях человеческой деятельности МЫ (Человечество) обязаны науке». Этим напоминанием я ограничивался и в тему не углублялся; не было повода. Но недавно повод появился, ибо наткнулся я на фразу: “я до сих пор не знаю что это такое, наука”.
«А я знаю, что это такое»,- нескромно подумал я и готов своими знаниями поделиться: - «Расскажу ка я, пожалуй, о науке».
Тема эта необъятная и разворачивать её можно в любую сторону. Поплыву я поэтому по течению, и куда оно меня занесёт, также как и Вы, пока не знаю. Итак, поплыли!
Начну я, разумеется, с понятия «наука», которое неоднозначно. Судите сами.
В вопросе: - «а что об этом думает наука?» под наукой понимают СИСТЕМУ( = совокупность) ЗНАНИЙ обо всём. Обратившись к знаниям, надеются получить научный ответ на вопрос.
А вот в фразе: - «для исследования явления (минерала, причины болезни…) нужно подключить науку» под наукой понимают ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ЧЕЛОВЕКА, направленную на изучение и исследование конкретного вопроса.
Двузначное толкование науки как «системы знаний» и как «исследовательской деятельности» предполагает возможное, но необязательное(!), разделение учёных на Знатоков и Исследователей, специализирующихся на экспериментах. Знаток и Исследователь частенько объединены в одном лице.
Конечно же, неверно понимать под «изучением» только эксперименты, ибо наряду с ними существует и теоретическое изучение вопроса, состоящее в осмыслении и научном объяснении предмета исследования.
Здесь, к слову, остановлюсь на специфике современных научных исследований. А она в том, что масштабными исследованиями в наше время занимаются научные коллективы, а не учёные-одиночки, которых некоторые считают “настоящими” учёными и сетует на то, что их мало. Возможно под “настоящими” понимаются “крупные” учёные.
Ну да, “крупных” мало. “Средних” учёных - больше и, так сказать, “мелких” - ещё больше. Но самое интересное состоит в том, что все они “настоящие”! Все на своём месте и все занимаются научными проблемами своего уровня. И без всех этих учёных, без их коллектива “крупный” учёный как без рук; ничего сделать не сможет.
В этом месте мы неожиданно и кстати(!) вышли на “настоящих” и “ненастоящих” учёных и грех этим не воспользоваться. Резонно предположить, что настоящие учёные занимаются наукой, а ненастоящие ненаукой. Отличие между ними в методологии исследований http://omskpress.ru/blogs/mess/497/ . В частности, у науки - научный метод и всё что ему не соответствует, наукой не является! А у научного метода очень простые и конкретные положения:
1.Все научные утверждения проверяемы и доказуемы!
2.Доказанные утверждения становятся научным знанием, недоказанные - отвергаются.
3.Если новые факты не соответствуют существующим научным представлениям (утверждениям), то утверждения уточняются или отвергаются.
4.С непроверяемыми утверждениями наука принципиально дела не имеет! Отсюда области знаний, в которых отсутствуют проверяемые научные утверждения, науками не являются.
Может ли наука ошибаться? Может! И тогда смотри пункт 3.

Как работает научный метод лучше всего рассмотреть на примере.
«Вы утверждаете, что Земля плоская? Может быть, а… может и не быть. Давайте проверим!»
Наблюдая в подзорную трубу за удаляющимся мачтовым судном увидим, что оно постепенно скрывается из виду; становится невидимым. При этом линия, разделяющая видимую и невидимую часть судна, постепенно поднимается; до тех пор, пока из виду не скроются верхушки мачт.
Или по-другому. Приближаясь к гористой местности, вначале увидим вершину самой высокой горы, потом вершину второй по высоте горы, потом по очереди вершины остальных менее высоких гор и наконец, увидим горы полностью.
Понятно, что если бы Земля была плоской, то мачтовое судно или горы можно было бы увидеть полностью на любом расстоянии.
Таким образом, наблюдения с плоской Землёй не вяжутся, а с выпуклой вяжутся! А поскольку описанное можно наблюдать в любой точке Земли, то получается, что Земля в любой точке не плоская, а выпуклая!
В 1519-ом году португалец Фернан Магеллан отправился из Испании на юго-запад в сторону Южной Америки, прошёл через пролив, названный впоследствии его именем, далее повернул на северо-запад, прошёл более 17000 км по Тихому океану и достиг Филлипинских островов, которые ЮГО-ВОСТОЧНЕЕ ИСПАНИИ. На одном из них Энрике, раб и переводчик Магеллана, родившийся на Суматре, встретил людей, говорящих на его языке. Круг замкнулся. Впервые (в 1521-ом году) человек обогнул Землю, доказав тем самым, что Земля круглая; имеет форму шара.
Если Вы думаете, что наука на этом успокоилась, то глубоко ошибаетесь. Учёные, которым неймётся, задали вопрос: - “Вы утверждаете, что Земля шарообразная? Возможно, но… давайте проверим!” И… проверили. Измерили длины окружностей экватора: 40075,017 км и меридиана: 40007,86 км и вычислили экваториальный: 6378,137 км и полярный: 6367,448 км радиусы Земли.
Как видим полярный радиус меньше экваториального, т.е. Земля как бы приплюснута с полюсов. Долгое время считалось, что Земля близка по форме к эллипсоиду вращения, но дальнейшие уточнения показали, что её форма несколько отличается от этой фигуры. Индивидуальную, присущую только Земле форму, учёные назвали “геоид”. Для неё в Википедии указаны значения экваториального 6378,1 км и полярного 6356,8 км радиусов: http://big-archive.ru/geography/basis_of_common_geography/10.php .
Самое интересное состоит в том, что форма Земли уточняется и сегодня. Тем, кто этому удивится, скажу, что шар или эллипсоид вращения – это идеальные геометрические фигуры и Земля вовсе не обязана совпадать с ними по форме. А геоид – это реальная форма, присущая только(!) нашей планете. Она сложна, не совпадает с идеальными фигурами, не может быть приближена к ним( = аппроксимирована ими) и потому геоид продолжают изучать. Кроме теоретического интереса это имеет ещё и практический смысл.
Тот факт, что изучение формы Земли продолжается и сегодня, очень показателен, типичен и характерен для науки. Дело в том, что накопление научных знаний – это непрерывный, неостанавливающийся процесс, в котором устаревшие знания заменяются и уточняются новыми и новейшими. (На начальных этапах изучения существующие представления о предмете исследования могут полностью отвергаться и заменяться новыми).
А существуют ли разделы науки, в которых всё давно устоялось и утряслось и изменения маловероятны? Да существуют, например, ньютоновская механика или классическая электродинамика. Эти разделы входят в СИСТЕМУ наших (Человечества) ЗНАНИЙ о мире и составляют содержание учебников.
Таким образом, и я это хочу подчеркнуть(!), современное научное знание развивается как эволюционный процесс и не является набором неприкасаемых догм. Любое утверждение из учебника можно подвергнуть сомнению и проверить! И этим наука кардинально отличается от ненауки, которая не любит сомнений и не выдерживает проверок.
Вот нам, например, говорят, что Земля и всё что на ней существует создано 6000 лет назад за 6 дней. И с тех пор не менялось! Не менялись: растения, животные, птицы, рыбы и прочая живность, обитающая на суше, в земле, в воде, в воздухе.
Ну что ж…, осведомляемся: - «Вы утверждаете, что ничего не менялось? Возможно, но… давайте проверим!» И палеонтологи проверили и… нашли ископаемые окаменелые остатки скелетов диковинных животных, живших на планете десятки, а то и сотни миллионов(!) лет назад. Самые ранние следы животных обнаруживаются в конце докембрия (700 млн. лет). Те же палеонтологи утверждают, что за всю историю животного мира появилось 35 типов животных; из них 9 вымерло, а 26 существуют и сегодня: http://www.librero.ru/mythology/evolucia_givotnogo_mira .
Главный вывод палеонтологов такой: все животные (и не только они, а и пресмыкающиеся, и птицы, и рыбы… и вообще живое: например насекомые…, микроорганизмы) появились не одновременно и не одномоментно! В разные эпохи существовала разная живность. Какая? Приспособившаяся к конкретной окружающей среде( = к атмосфере, к воде, к климату, к местности, к растительности…) и нашедшая свою экологическую нишу, т.е. своё место в природе среди уже существующих живых существ.
Об экологической нише. Любой биологический вид (кенгуру например) должен: устроить свою жизнь и быт, защитить себя и потомство от хищников, найти свою пищу; в общем, должен, если суммировать: “найти своё место под солнцем”. Если баланс и согласие с природой достигнуто, то кенгуру (как вид) сможет существовать в этой нише.
Если в сложившуюся уравновешенную экосистему попадёт новый биологический вид, то он может нарушить её равновесие. Пример та же Австралия, в которую из благих побуждений завезли в 1859-ом году кроликов. Для них там комфортные условия: пищевое изобилие и нет естественных врагов. В результате кролики обжились, расплодились и сегодня они в Австралии серьёзный вредитель и захватнический агрессивный вид.
Примеры экологических ниш. Муравьиная куча, в которой муравьи живут в своём муравьином мире. Те же кенгуру в Австралии живут в своём кенгурином мире.
“Ничто не вечно под луною” в том числе и условия проживания биологических видов на нашей планете. Они (условия) время от времени меняются. Меняется, например климат и, как следствие, пища! И если кто-то из “постояльцев” не сможет или не успеет к новым условиям приспособиться, то биологический вид вымирает! Такова суровая правда жизни. Ну а приспособившиеся счастливчики находят для себя новую экологическую нишу и живут худо-бедно дальше. Бывает, что и не “худо-бедно”, а очень даже хорошо!
Главное слово в этом тексте “приспособиться”. Приспособление в живой природе к новым условиям существования заключается в изменении собственного организма (меняются органы, их размеры, облик, волосяной покров, зубы, когти, пищевое поведение... ). Организм, и это очень важно(!), меняется случайным образом. Если изменения удачны, благоприятны для вида, то они приживаются и вид выживает! Иначе…, вымирает!
И всё это происходит естественным образом и называется поэтому “естественным отбором” наилучшим образом приспособившихся к среде биологических видов.
В 1859-ом году опубликована книга Чарлза Робертовича Дарвина, где всё это описано. Она так и называется: - «Происхождение видов путём естественного отбора, или сохранение благоприятствуемых пород в борьбе за жизнь». В ней Дарвин, опираясь на собственные наблюдения, показал изменчивость видов растений и животных и их естественное происхождение от более ранних видов.
В 1871 году появился ещё один важный труд - «Происхождение человека и половой отбор». В нём Дарвин привёл аргументы в пользу естественного происхождения человека от животных (обезьяноподобных предков).
Работы Дарвина прекрасный образец научного подхода к изучению происхождения биологических видов и человека. Он обосновал идею о том, что ВСЕ ВИДЫ живых организмов эволюционируют во времени и происходят от общих предков.
Происхождение биологического разнообразия в результате эволюции было признано большинством биологов ещё при жизни Дарвина, а его теория естественного отбора как основного механизма эволюции стала общепризнанной в 1950-х годах с появлением генетики, открывшей случайные мутации( = стойкие наследуемые преобразования генотипа) – причину случайной изменчивости организма.
Отмечу, что креационисты (считающие, что Земля, Человечество и Мир созданы Творцом) рассматривающие эволюцию как гипотезу, некорректны, ибо стадию гипотезы идея естественного отбора прошла ещё в 19 веке. Времени проверить мириады следствий, вытекающих из гипотезы Чарлза Робертовича о естественном отборе, у биологов была уйма. И эти мириады таки проверены.
Результат. За 157 лет после публикации “Происхождения видов…” ни одного(!) факта, против гипотезы естественного отбора, предъявлено не было. Поэтому и только(!) поэтому гипотеза стала теорией естественного отбора и попала в учебники!
Является ли сегодня теория естественного отбора окончательной догмой? Нет. В чём-то она может уточняться. Но полный отказ от неё почти невероятен!
Современное научное знание развивается как эволюционный процесс. Готовые истины с неба не падают. Всё гораздо прозаичнее. Догадки, объясняющие явления природы, рождаются в форме проверяемых гипотез. Гипотезы, объясняющие известные факты, принимаются, противоречащие им - отвергаются. Гипотезы постоянно шлифуются (сначала топором, потом напильником, после – самой мелкой шкуркой) и на выходе получаются научные теории, объясняющие подавляющее большинство фактов.

Прежде чем вернуться к “настоящей” науке (о ней шла речь выше), остановлюсь на ненауке, т.е. на науке “ненастоящей”, которая всегда была и есть!
Главная особенность ненауки в том, что её утверждения умозрительны (надуманны, высосаны из пальца) и не выдерживают проверки экспериментом! Ненаука смотрит на природу поверхностно и за явлением не видит сути! Вот все, например, видят, что Земля вроде бы плоская. Ну, значит так и запишем: - “Земля плоская.” Чего тут заморачиваться!
Или вот Аристотель утверждал: - “Скорость падения пропорциональна весу тела”. По нему, если тела различаются по весу в 10 раз, то и их скорости падения должны различаться в 10 раз. Логично? Думаю, что и сегодня некоторые(?) считают, что тяжёлые тела падают быстрее лёгких! Можно ли это проверить? Легко! Нужно 2 предмета разной массы сбросить одновременно с высоты. Если предмет с большей массой приземлится первым, то в утверждении Аристотеля есть зерно истины, если же предметы приземлятся одновременно, то Аристотель неправ.
Методика проверки проста, но почему-то никто(!) до Галилео Галилея, родившегося через 1948 лет после Аристотеля, не удосужился это проверить! А Галилей удосужился: http://physics.nad.ru/Physics/Cyrillic/pisa_txt.htm и оказалось, что “Все тела при падении движутся одинаково: начав падать одновременно, они движутся с одинаковой скоростью”.
Примечание. Если сбросить с высоты пушечное ядро и птичье перо, то перо будет парить в воздухе и ядро упадёт первым. Галилей, конечно, понимал, что в этом опыте нужно учитывать влияние атмосферы и сбрасывал с Пизанской башни ядро весом 80 кг и мушкетную пулю весом 200 г. Различие в весе в 400 раз. По Аристотелю скорости падения тоже должны разниться в те же 400 раз. Но тела упали почти одновременно. Почти потому, что атмосфера по-разному замедляла их падение.
После Галилея эксперимент со свободным падением тел в вакууме выполнил Ньютон. Выкачал воздух из стеклянной трубки и бросил сверху одновременно птичье перо и золотую монету. И эти тела падали рядом(!); с одинаковой скоростью!
С опытов Галилея началась настоящая наука - настоящая экспериментальная физика. Физика, в отличие скажем от математики, нуждается как воздух в экспериментальной проверке, хотя бы потому, что, в переводе с древнегреческого, физика – это природа. А как можно изучать природу, не задавая в экспериментах вопросы природе?! Ведь опыт Галилея с ядром и пулей это и есть вопрос природе. Галилей как бы спросил: - “А ответь ка природа, одновременно ли приземлятся ядро и пуля, если я их одновременно сброшу с башни?” И природа ответила: - “Если сбросишь в атмосфере, то неодновременно, а в вакууме - одновременно!” Так что результаты экспериментов – это ответы природы на вопросы исследователя. А анализ результатов экспериментов, проведённых в изменяющихся условиях, похож на постепенное разгадывание загадки!
“Эксперименты естественны при изучении физики( = природы)”, - говорим мы сегодня. И нам это так понятно! Но… до Галилея этого не понимали! Почему? Потому, что в умах господствовало метафизическое мировоззрение, согласно которому (по Аристотелю) нашим органам чувств недоступны «первопричины» природных процессов. Органы чувств их не воспринимают, а то, что они воспринимают, является искажённым (как в кривом зеркале), а не истинным представлением о природе. Из-за искажений мы не должны верить нашим органам чувств, и можем познавать природу лишь умозрительно; сознанием, в котором…, если поразмыслить, можно найти нужный ответ! Ну и естественно нечего соваться к природе с бессмысленными и бесполезными экспериментальными проверками! Природа своих тайн не раскроет! Она не будет с нами честной и искренней! Вот так перед всем честным народом осрамил природу Аристотель!
Это был его приговор экспериментальной науке!
Но Галилея авторитет Аристотеля не остановил. Галилей рассудил по-своему и сегодня через 400 лет мы благодарны ему за его дерзость и смелость!
Опыты Галилея показали всем, что в физике можно и нужно экспериментировать. Ибо в этом и заключается научный подход - единственно верный и грамотный способ изучения законов природы. Дело Галилея продолжили его ученики и многочисленные последователи; и в физике, и во всех настоящих(!) науках изучающих природу. С Галилея начался лавинообразный необратимый(!) процесс настоящего научного познания Мира и, как закономерное следствие этого - научно-технический прогресс, коему мы и сегодня свидетели.

Как видим, метафизическое понимание природы сыграло с человечеством злую шутку; затормозило развитие науки. И всё потому, что метафизическое понимание ложно; не соответствует истине. А истина состоит в том, что законы природы познаваемы! Природа беспристрастно и честно(!) отвечает конкретными результатами эксперимента на вопросы учёного-экспериментатора. Результаты могут быть ожидаемыми или неожиданными, нравящимися или нет, но главное в том, что они правдивы; ибо ответчиком выступает природа, объективная( = непредвзятая, независящая от нас) по определению! По этой причине всякий уважающий природу и себя учёный должен всегда безоговорочно соглашаться с любыми результатами корректных и некорректных экспериментов!
До Галилея утверждения “учёных”, якобы изучающих природу, не соответствовали истине из-за того, что природу не подпускали к процессу познания самой себя!
Начиная с Галилея природу подключили к процессу познания в качестве беспристрастного и неподкупного эксперта, оценивающего утверждения. И с тех пор учёные доказывают истинность утверждений экспериментально или теоретически. Верные утверждения эксперт-природа подтверждает и отправляет в копилку знаний о себе, а неверные – отвергает, невзирая на личности и заслуги учёных! Эксперт-природа не признаёт авторитетов и ставит всех в одинаковые условия, что и честно, и демократично, и достойно подражания!
Итак, Галилей доказал, что первый и Главный участник экспериментов природа с готовностью сотрудничает с нами и ЧЕСТНО отвечает на вопросы учёного-экспериментатора. Остальное зависит от второго участника экспериментов - от учёного; от того как он распорядится результатами экспериментов; честно или нечестно.
Конечно, от учёного и его исследования по умолчанию ожидают честности и огорчаются, если ожидания не оправдались, ибо без честности учёного полноценное научное познание невозможно.
Примечание. Проблемы честности учёного в бездоказательной догалилеевской науке не существовало из-за отсутствия научного познания и учёных в современном понимании этих слов.
Так что же такое нечестность в науке? Это сознательное искажение результатов эксперимента, научной работы, статьи… Причастных к искажению называют фальсификаторами и причисляют к неучёным( = ненастоящим учёным), занимающимся ненаукой.
К неучёным причисляют и “гениев”, не пользующихся научным методом( = корректным экспериментом) для доказательства своей правоты. А где у нас любят непризнанных гениев? Правильно – в российской академии естественных наук (РАЕН), в Академии биоэнергетики, в "Космопоиске" – короче в любой шараге, которая с настоящей («официальной») наукой борется с переменным успехом.
А что такое научная честность учёного? Это безусловное следование за правдой научного исследования и эксперимента и максимально точное воспроизведение их результатов. Без этого труд учёного не имеет смысла.
Может ли учёный ошибаться или заблуждаться? Может! В дальнейшем ошибку обнаружат.
Современные научные исследования – это поиски истины и правды; охота за правдой. А образцом и опорой для экспериментатора, для учёного в части честности и правдивости является природа, честно раскрывающаяся в эксперименте и не только в нём! Человек всегда может, и это очень важно, опереться на честность природы!
О чём речь? О свойстве повторяемости, воспроизводимости результатов, состоящем в том, что если условия проведения экспериментов одинаковы, то и их результаты одинаковы. Если же результаты неодинаковы (не повторяются), то и условия различались. В этом и проявляется честность и беспристрастность природы, которая никогда не пытается нас запутать или обмануть. Она честный и надёжный партнёр и в этом качестве образец для подражания!
Кроме того, результаты экспериментов не произвольны, а подчиняются ОБЪЕКТИВНЫМ законам природы. Если бы природа “хитрила”( = не подчинялась бы свойству повторяемости и своим же объективным законам), то была бы она непознаваемой.
Неповторяемость результатов экспериментов в одинаковых условиях – признак ненауки.
Для учёного работа в тесном и добром содружестве с ЧЕСТНЫМ, надёжным и благожелательным партнёром природой не проходит бесследно: учёный тоже становится ЧЕСТНЫМ! И даже ПРЕДЕЛЬНО ЧЕСТНЫМ!
Он, например, не только защищает полученные им в научной работе результаты, но и приводит аргументы, ставящие те же результаты под сомнение!
Человек един и для меня, очевидно, что с такой обострённой честностью нельзя быть честным в науке и бесчестным в остальном. Уверен поэтому, что занятия наукой воспитывают учёных и прививают им иммунитет против лжи; и не только в науке!
Научные методы познания (см. начало) формируют, как видим, честных учёных. И такие люди - точечные островки честности и правдивости, начали появляться вначале поодиночке, а потом массово, начиная с Галилея. И общество благодаря им постепенно стало меняться! Демократизироваться. Процесс пошёл!
В обществе с Аристотелевым метафизическим мировоззрением такой беспричинный положительный сдвиг в общественном сознании был бы невозможен. Ай да Галилей!

Наука и технологии наше (биологического вида) эволюционное преимущество перед остальными обитателями планеты Земля. Оно многократно увеличило наши возможности и позволило полностью преобразовать нашу жизнь. Наука постоянно рождает новое и ей мы обязаны очень многим, если не всем! Основанное на научных достижениях познание Мира один из главных смыслов нашей жизни.
“Ученье свет, а неученье тьма”,- вовсе не красивые слова! Учёного, образованного, защищённого знанием и культурой, уверенного в себе и внутренне свободного человека сложнее обмануть. Необразованным легче управлять, его легче обмануть; он зависим и беззащитен перед недобрыми и непорядочными людьми!
В конце прошлого века (и даже тысячелетия) меня спросили: - “Почему все тянутся к компьютеру, а кувалдой махать не хотят?” И я ответил: - “Потому, что будущее не за кувалдой, а за компьютером!”
Занятия наукой воспитывают, прививают вкус к честности и правде, привносят в жизнь правду, поэтому я и призываю всех к правде:
Ребята, давайте “жить не по лжи”.
Я черпаю силы в правде! Меня сохраняет правда! А Вас?

Трескотня

Цитата от директора ИТА ЮФУ А.А. Федотова (13 марта 2014-го года):
“В настоящее время высшее руководство России принимает шаги, направленные на глобальную модернизацию экономики и её перевода на инновационный путь развития. Особое внимание уделяется развитию высокотехнологичных секторов экономики, вот почему важнейшая роль отводится  высококачественному инженерному образованию”.
Самая фишка в этой фразе: “В настоящее время”. Встречаю это словосочетание в разных трескучих, безответственных текстах уже более 10 лет. Ну, о какой глобальной(!) модернизации экономики, инновациях и высоких технологиях может идти речь, если на Науку на этот и следующий финансовые годы запланировано около 2% федерального бюджета (примерно 300 млрд. рублей).
Эта сумма сопоставима с тратами бюджета на информацию и пропаганду через государственные СМИ (примерно 200 млрд. рублей). Последние содержатся на средства налогоплательщиков и тем же налогоплательщикам полируют мозги.
Ещё около 150 млрд. рублей государственные телеканалы зарабатывают на рекламе.
Выводы.
1.Всё познаётся в сравнении.
2.Страны, которые собираются жить лучше и на Науку тратят больше.

Ода Науке

Не для житейского волненья,                  
Не для корысти, не для битв,                  
Мы рождены для вдохновенья,              
Для звуков сладких и молитв.                  
А.С. Пушкин.                

Да простит меня Александр Сергеевич, но я добавлю. Мы рождены ещё и для познания мира; для занятий наукой. Более того, с моей точки и кочки зрения, это не просто один из главных приоритетов и смыслов нашей жизни, а вообще – главный приоритет! Возьму ещё круче: Наука – это то, ради чего стоило появляться и жить на Земле!
Не буду говорить о том, что науке мы обязаны всем, что имеем. Это, как говорится, общее место. Реже говорят о другом. О том, что научное исследование, кроме всего прочего, ещё и воспитатель, ибо оно формирует личность и учит, желающего ею искренне заниматься, всему, в том числе честности и порядочности. Без этих обязательных(!) для исследователя качеств не откроешь истину, поиски которой, как известно, являются целью и смыслом научного исследования. Можно, скажем, подкорректировать в желаемую сторону результаты эксперимента, но тогда они не будут соответствовать истине. Научная истина (впрочем, как и всякая другая) открывается только честному исследователю, и потому занятия наукой – это своего рода полигон, воспитывающий в человеке честность!
Когда задаёшь один-на-один грамотные вопросы природе и получаешь на них честные ответы, испытываешь неописуемое блаженство!
Другие виды деятельности (назову их мирскими) вовсе необязательно способствуют формированию честности и порядочности и в этом их некоторая воспитательная(!) ущербность. А жаль!
Поздравляю всех с тем, что природа наделила наших предков любознательностью, превратившейся со временем у наших современников, в неутолимую жажду Познания.
С днём Науки!

Игры разума

“Всё действительное разумно,
Всё разумное действительно”
Г. В. Ф. Гегель.

Вынесенная в эпиграф отточенная фраза Гегеля понравилась мне некогда лаконичностью и глубиной. Всего шесть слов и глубочайшее содержание!
Слово “действительное” в ней (написанное Гегелем 2 века назад) точнее всего переводится на современный язык как “существующее”. Если сделать замену, то услышим современное звучание: - “Всё существующее разумно, всё разумное существует”.
Теперь возьмёмся за слово “разумное”. Разумное можно трактовать, как подчиняющееся известным (и неизвестным) законам природы, т.е. подчиняющееся некой логике; логичное.
Если бы мир (существующее) был не логичен (не подчинялся бы логике), то никаких законов природы обнаружить бы не удалось. Мир был бы непознаваем. Представить себе, кстати, нелогичный мир проблематично.
Итак, Гегель в первой части фразы говорит о том, что мир и законы, которым он подчиняется, логичны, объяснимы. Вряд ли здесь можно возражать. Более того, всегда в научных исследованиях логичность мира принималась и принимается как не подвергающаяся сомнению данность!
Теперь 2-ая часть фразы. В ней содержится ошеломительное, на мой взгляд, утверждение: - “Всё логичное существует”, т.е. воплощено; реализовано.
Но эту сжатую как пружина фразу можно развернуть и до такой: “Всё логичное(!), родившееся в Вашей голове – возможно; и оно либо уже существует, либо реализуемо!”
Вот куда мы приехали! Аж дух захватывает! Получается, что фантазии учёного, исследователя, практика должны и могут ограничиваться только логикой! А вот если фантазии не укладываются в логику (противоречивы, например), то они остаются нереализуемыми фантазиями.

Поговорим теперь о “Параллельных мирах”, или (что то же) о “Многомировом мире”.
Впервые термин “Параллельные миры” ввёл в обиход в 1957-ом году американский физик и математик Хью Эверетт, занимавшийся (известной физикам с 1920-х годов) проблемой измерения в квантовых системах.
В чём проблема? Она состоит в том, что сам факт измерения в квантовой системе изменяет свойства системы.
О чём речь?
Представьте себе, что Вы фотографируете волейбольный мяч, летающий через сетку. Естественно, что положение мяча на разных фотографиях будет различным, поскольку ни во время съёмки, ни после неё Вы на мяч и его местонахождение (локализацию) не влияете.
А что в квантовой системе.
Вы измеряете локализацию элементарной частицы (например, электрона).
До измерения интересующая Вас локализация является суммой (векторной) всех возможных локализаций. Выполняете измерение и … видите, что его результат совпал с одной из возможных локализаций частицы (т.е. с одним из слагаемых, а не с суммой локализаций, как можно было бы ожидать).
Таким образом, процесс измерения изменил свойства квантовой системы. Она настроилась на определённую локализацию элементарных частиц, запомнила её, и другие локализации уже не воспринимает.
Это парадоксальное(!) известное свойство квантовых систем многократно проверено экспериментально. Более того, оно используется в квантовой криптографии, предлагающей способы передачи секретного кода с гарантией от его перехвата. Любая попытка перехвата кода, пересылаемого по “квантовому” каналу, неизбежно оставит след, который будет обнаружен принимающим и даст знать, что этим кодом пользоваться нельзя - он рассекречен.
В общем, невозможно подслушать (подсмотреть) передаваемое, не оставив следа, т.к. невозможно получить информацию о квантовой системе, не изменив её состояния.

Как же объяснил (интерпретировал) парадоксальное свойство квантовых систем Эверетт. Очень и очень неординарно! Эверетт говорит, что при измерении локализации частицы (см. выше), все локализации, на самом деле, сосуществуют в квантовом мире и лишь в СОЗНАНИИ наблюдателя появляется единственная для него классическая картина мира, а остальные классические миры (их количество равно числу локализаций частицы) становятся параллельными(!) мирами и тоже существуют, но … в параллельных вселенных!
Получается, согласно Эверетту, что в момент измерения состояния квантовой системы вселенная, благодаря участию в измерении СОЗНАНИЯ НАБЛЮДАТЕЛЯ, разветвляется!
В каждой из образовавшихся параллельных вселенных,- продолжает Эверетт,- будет сформирована копия измерительного прибора и копия наблюдателя. Наблюдатели в параллельных вселенных равноправны. Они будут существовать независимо друг от друга, и будут жить своей параллельной(!) жизнью.
Информационно наблюдатели из разных вселенных не связанны из-за того, что сознание наблюдателя включено в единственную (свою!) вселенную.
В сознании наблюдателя,- говорит,- физик, дфмн М.Б. Менский существует “единственная картинка”, закрывающая все остальные вселенные. Однако,- продолжает Менский,- когда сознание хотя бы частично выключается, например, во сне, возможно получение информации из других вселенных. Это обстоятельство объясняет, например, известные случаи “сверхинтуиции”, когда знания о предмете получаются вроде бы ниоткуда. Всем известный пример: “Таблица Менделеева” приснилась Д.И. Менделееву во сне.
Суммарная информация со всех вселенных содержит,- по Менскому,- полное знание о предмете и задача состоит в том, чтобы научиться извлекать нужную информацию. Занимающиеся духовными практиками умеют вводить себя (своё сознание) в состояние, в котором им удаётся получать информацию из параллельных миров.

Параллельные миры Эверетта известны в физике как “Многомировая интерпретация квантовой механики”. Физическое сообщество в лице Нильса Бора, например, не приняло в своё время интерпретацию Эверетта. В 1959-ом году 29-летний Эверетт встречался с Бором и пытался убедить его в своей правоте, но Бор свою позицию не изменил. Раздосадованный Эверетт “параллельными мирами” больше не занимался и переключился на разработку математических моделей противоракетных систем и разработку компьютерных игр, имитирующих ядерные войны.

Лет 20 назад интерес к “Многомировой интерпретации квантовой механики” Эверетта оживился и в настоящее время среди физиков число сторонников его теории неуклонно растёт.
М.Б. Менский подчёркивает, что “параллельные вселенные” нельзя обнаружить экспериментально. И значит, в их существование можно  верить - или не верить.

Всякая истина,- говорил некогда Станислав Ежи Лец,- проходит в человеческой голове через 3 стадии. Вначале: - “Какая чушь!”. Потом: - “В этом что-то есть”. И наконец: - “Кто же этого не знал!”

Закончу словами Гегеля: “Всё разумное действительно!” Но вот разумное ли?

Ссылки.
1.Статья “Множественность миров Эверетта”
http://www.modcos.com/articles.php?id=76
2.”Квантовый мир и сознание” (интервью с М.Б. Менским)
http://gordon0030.narod.ru/archive/18138/index.html
3.Беседы с М.Б. Менским: http://rideo.tv/menskiy/